ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Михаев Лев
Опубликовано: 3923 дня назад (23 августа 2011)
Просмотров: 639
0
Голосов: 0
Однажды парком в предзакатный час
     Шла женщина неспешно по дороге.
     Красавица и в профиль, и в анфас,
     И в глубине зеленоватых глаз -
     Одна весна и никакой тревоги.

     Была она как ветер молода,
     И, видимо, наивна до предела,
     Иначе б непременно разглядела
     Три тени за кустами у пруда.

     Не всем, видать, предчувствие дано.
     Тем паче если не было примеров
     Чего-то злого. В парке не темно,
     И шла она уверенно в кино
     Без всяческих подруг и кавалеров.

     Но быть в кино ей, видно, не судьба:
     Внезапно с речью остроэкзотичной
     Шагнули к ней три здоровенных лба
     С нацеленностью явно эротичной.

     Один промолвил, сплюнув сигарету:
     "Она - моя! И споров никаких!"
     Другой: "Ну нет! Я сам сожру конфету!"
     А третий хмыкнул: "Мы красотку эту
     По-дружески разделим на троих!"

     Закат погас, и в парке стало хмуро.
     Вдали сверкнули россыпи огней...
     "Ну, хватит! Брось таращиться как дура!
     Ступай сюда в кусты!" И три фигуры,
     Дыша спиртным, придвинулись плотней.

     "Ребята, что вы?!"... Голос замирает,
     А трое смотрят хмуро как сычи.
     "Вы шутите? Ну что вас раздирает?!" -
     "Мы шутим? Да серьезней не бывает!
     Снимай же все, что надо, и молчи!"

     Один дохнул: "Заспоришь - придушу!
     Сейчас исполнишь все, что нам угодно!
     Чтоб выжить - покажи, на что способна!"
     Она вздохнула: "Ладно... Покажу!"

     Неторопливо сбросила жакетку
     И первому, уже без лишних фраз,
     Ребром ладони яростно и метко
     По горлу - словно сталью: раз! И раз!

     И вновь - удар! "Теперь души, скотина!"
     И тут буквально чудо наяву:
     Почти со шкаф величиной, мужчина
     Как сноп мгновенно рухнул на траву!

     Другой, взревев, рванулся к ней навстречу,
     Но тут - прием и новый взмах рукой!
     И вот уже второй за этот вечер
     Как бык уткнулся в землю головой...

     А третий, зло зубами скрежеща
     И целясь впиться в горло пятернею,
     Вдруг резко вырвал нож из-под плаща
     И прыгнул кошкой с бранью беспощадною.

     Она же резко вымолвила: "Врешь!"
     И, сжавшись, распрямилась как пружина.
     И вот, роняя зазвеневший нож,
     На землю третий грохнулся детина.

     И тут, покуда, ползая ужом,
     Они стонали, мучаясь от боли,
     Она, как вспышка воплощенной воли,
     Шагнула к ним с подобранным ножом.

     "Ну что, мерзавцы? Отвечайте, что?!
     Насильничать решили? Дескать, сила?
     Скажите же спасибо мне за то,
     Что я вам жизни нынче сохранила!

     Сейчас я вновь в кинотеатр иду,
     А ровно через два часа - обратно.
     Однако же прошу иметь в виду:
     Чтоб даже духу вашего в саду
     Здесь просто близко не было. Понятно?!

     А притаитесь где-то за кустом,
     Тогда, клянусь, что я на этом месте
     Лишу вас вашей жеребячьей чести
     Вот этим самым вашим же ножом!

     А если ж вдруг найдете пистолет,
     Намного хлеще сыщете ответ:
     Ведь я кладу почти что пулю в пулю
     И рисковать вам даже смысла нет!"

     Чуть улыбнувшись, строго посмотрела,
     Губной помадой освежила рот,
     Неторопливо кофточку надела
     И легким шагом двинулась вперед.

     Шла женщина спокойно и упрямо,
     И строгий свет горел в ее глазах,
     А сзади три насильника и хама,
     Рыча от боли, корчились в кустах...

     О, люди! В жизни трудно все предвидеть!
     И все-таки не грех предупредить
     Мужчин, способных женщину обидеть
     И даже силу где-то применить:

     Чтить женщину есть множество причин:
     Когда умом, да и силенкой тоже
     Она сегодня часто стоить может
     И двух, и трех, и пятерых мужчин!